Ordnung muss sein

Видимо, пора сделать верхний пост.

Для вновь прибывших - приветствую. Меня зовут Вадим, я тут развлекаюсь. Пишу матерные пересказы классики, всякие пьесы, статьи, рассказики, делюсь бесценными наблюдениями, etc. Мне нравится. И вам понравится.

Бета-рубрикатор:
- авторские пересказы классики: АНЕГЕН, РИВЕЗОР,МЦЫРЕ,АБЛОМАВ
- мини-пьесы Голубые ковбои едят пудинг, Торт уже не тот, Оракул и избранный беседуют о вечном
- фонтастека: Дело Скрипача, Дневник Бамбла Уорда, Мандарины
- зарисовки: Моя кода, Отвернись на минутку,

Хм. Бля. Что еще надо писать в верхний пост? Не знаю.

Сюда в комменты можно кидать всяческий оффтоп. Просьбы, пожелания, предложения, любые вопросы, угрозы расправой, замечания, что угодно душе. На все, конечно, отвечу.

Спасибо, что зашли, хлеб-соль, хуе-мое. Нет, я вам действительно очень рад.

Десять советов авторам, которые хотят написать книгу

Я собрал список самых популярных вопросов, которые мне задавали, пока я писал книжку, и переосмыслил их. Думаю, этот мануал по написанию романа поможет всем молодым авторам и даст некоторые ответы.

Рекомендую сохранить этот текст и время от времени обращаться к нему, если вы пишете книгу или работаете над иным крупным проектом, с которым раньше не сталкивались. Я дополнил гайд универсальными советами. Будет полезно всем — авторам, музыкантам, руководителям крупных компаний, аниматорам, инста-блогерам, наркодилерам, представителям других творческих профессий.

1. Постоянно помните о предстоящем объеме работы, держите его в голове. Визуализируйте, как могущественное и жестокое существо, навроде шипастого дилдо монструозных размеров. Не пытайтесь с ним бороться, только руки исколете. Просто держите в голове и паникуйте.

2. Кстати, о панике. Паника — ваш главный помощник. Если вы ощущаете спокойствие и удовлетворенность — вы где-то жестоко проебались.

3. В какой-то момент необходимо забить себе в голову гвоздь. Не спрашивайте. Сердечко подскажет вам, когда.

4. Рано или поздно вы почувствуете измотанность. Игнорируйте ее. Потом пролечитесь. Никого не волнуют ваши нервы. Меня точно нет.

5. Введите себе ряд бессмысленных ограничений. Это поможет страдать еще больше. Например, не пить кофе по четным дням. Смотреть фильмы только с рейтингом ниже четырех на Кинопоиске. Есть сосиски только сырыми из разморозки. Чем больше ограничений, тем лучше. Это закалит вас.

6. Храните себя в сухом прохладном месте без доступа прямых солнечных лучей.

7. Не отслеживайте прогресс. Это уничтожит образ монстра из пункта один. Кто тогда будет вам грозить? Без антагониста вы ничтожество. Скорее всего, с антагонистом тоже, но это вопрос для дискуссии.

8. Кстати, о дискуссиях. Ни с кем не обсуждайте ход работы. Фидбек губит автора. Если вас похвалят, вы расслабитесь и станете писать говно. Если поругают, вы расстроитесь и все равно станете писать говно, но уже расстроенным.

9. Избегайте писать говно.

10. Как справиться с прокрастинацией? Никак, блять. Забудьте. Вы никогда не справитесь с прокрастинацией. Проще отодрать ветер, чем справиться с прокрастинацией. Просто нойте и пишите. Всем похуй.

У меня еще много полезных советов и наблюдений, это лишь малая их часть. Надеюсь, вам пригодится.

Стазис. Брошенный

Пока книга едет из типографии, я буду постить отрывки. Спойлеров там нет. Персонаж из отрывка ниже уже фигурировал в одной из записей раньше. Он не главный в книге, но он очень мне нравится.

...

Горбач впервые столкнулся с такой атакой. Это пришли Распутники? Но почему все так дико кричат? Почему так сильно пахнет гарью и видны всполохи — разве они сумели бы так быстро пробить фортификации?

Что-то грохнуло о крышку зиндана. Прямо перед лицом уткнувшегося в решетку Горбача упала рука с гербовой клановой татуировкой на запястье и стальным обручальным кольцом на безымянном пальце. По указательному пальцу бежала струйка темной крови, похожая на маленькую змейку.

После этого в решетку заглянул человек с сероватым лицом. Они столкнулись взглядами, и Горбач ощутил на спине липкий пот. Человек улыбался, но его глаза оставались неподвижны. Кажется, он был голый. Горбач долго не мог прервать зрительный контакт. Глубокие глаза без белков зачаровали его. Периферийное зрение медленно гасло и сужалось, края решетки и небо за головой человека расплывались. Наконец, в фокусе остались только бездонные черные глаза и мертвая улыбка. Горбачу очень захотелось улыбнуться в ответ, открыть дверь и выйти навстречу этому человеку.

Рядом грохнула граната. Морок пропал. Тогда человек протяжно запел на одной ноте. Горбач завизжал и отпрянул от решетки.

Дикий эмиссар. Настоящий дикий эмиссар. В Красноармейске. В центре города. Мать твою за ногу, подумал он.

Прострекотала автоматная очередь. Эмиссар мотнул головой и скрылся из поля зрения. Через несколько секунд Горбач сквозь звуки боя и рев огня расслышал чей-то хрип. Совсем рядом.

Эмиссар закончил свое дело и вернулся. Он снова смотрел в решетку и улыбался. Наученный горьким опытом Горбач не смотрел в глаза твари и только бормотал «иже еси». Других молитв он не помнил.

Тогда эмиссар схватился за решетку и потянул ее на себя. Потом встал, отошел и с грохотом ударил в дверь плечом. Толстая железная дверь прогнулась. Эмиссар снова ухватился за решетку – штыри заскрипели. Снова с размаха ударился в дверь.

Бух. Хрыть. Бах! Хрыть.

Горбач молился и благодарил клановых военных за крепкие люки в зинданах.

У меня даже оружия нет, все забрали, подумал он. Да и что бы я сделал? Разве что застрелиться.

Эмиссар немного разогнул прутья и смог просунуть в них кисти рук. Пальцы слепо шарили в воздухе. Его жесты были странными, ломаными, словно у марионетки в руках неумелого мастера. Пальцы двигались дергано, вразнобой, без логики.

Бух! Хрыть.

Горбач прикинул, что у него есть где-то полминуты. Интересно, за это время реально разбить голову о бетонный уголок? Стоит попробовать. Горбач не хотел знать, что будет, когда эмиссар пробьется сквозь люк и доберется до него.

Эмиссар неутомимо гнул прутья и бился в дверь, как таран. Прутья поддавались. Он уже смог засунуть свои белые голые руки почти по плечо. Конечности ломано двигались в разные стороны, словно в них не было суставов. Они шарили в поисках Горбача. Тот, задержав дыхание, вжался в дно бетонного гроба и молился.

Неужели рядом никого не осталось? Господи, пошли хоть кого-нибудь, пусть пристрелят эту тварь! Да хоть Колымцева пошли! Неужели тут никого не осталось?

Эмиссар не нуждался в отдыхе. Человек бы уже выдохся, но улыбчивый манекен долбился в дверь и гнул прутья решетки без передышки. Горбач отважился открыть глаза и посмотреть на решетку. Два центральных прута эмиссар уже выломал и просунул в зиндан голову. Голова рывками прокрутилась на сто восемьдесят градусов, словно эмиссар сканировал пространство. Он не переставал улыбаться и протяжно петь на одной ноте.

Горбач тут же зажмурился обратно. Говорят, дикие эмиссары гибкие, как кошки. Если тварь выломает все прутья, то просвета ей как раз хватит, чтобы вкрутиться в зиндан. И оказаться в маленьком бетонном кубике один на один с Горбачом. Интересно, какой из своих целей тварь добьется раньше – выломает все прутья решетки или выбьет дверь целиком?

Если начнет пролезать, разобью себе голову об угол, решил он.

Еще один прут заскрипел и вылез из решетки. Эмиссар продолжал петь.

- Пошел прочь! – крикнули снаружи.

Тонкий детский голос вывел Горбача из ступора.

Эмиссар оторвался от своего занятия и повернул голову в сторону кричащего ребенка. Горбач узнал этот голос.

Стазис близко

Я оттягивал этот момент как мог, но он все таки пришел.

Роман "Стазис" выходит из типографии уже 24 июня. С каждым днём всё страшнее и страшнее, словно приближается последний день рождения.

Он появится в магазинах в течение недели. Настоящая, вы понимаете, книжка.

В этой связи мне важно понять - господа, вы вообще бумажные книги ещё читаете? Где покупаете? Лабиринт, Озон, розничные магазины? Читай-город, ещё какие-то? Если да, то почему нет?

We need someone to go to jail for us

СТАЗИС

Я писал роман и наконец дописал.

Это было пиздец как тяжело.

Но теперь он выходит книжкой и от этого никуда нельзя деться. Уже в июле. Даже на Фантлабе есть анонс.

Я был потерян, когда писал его. Я буду рад, если вы тоже потеряетесь.

Катя Бачило нарисовала обложку лучше, чем текст. Это ужасно, но обложка прекрасна.

Черт знает, что там написано. Я знаю. Но вы-то еще нет?

Сломанный миф

Приятно было читать комментарии к посту про роман. Оказывается, есть люди, которые меня тут ждали! Охренеть можно. Это черт знает что такое, очень хорошо. Спасибо.

Так вот, роман уже готов. Он находится в издательстве. Там происходит всякая верстка и различные бюрократические движения. Я буду держать вас в курсе и понемногу рассказывать про все это. Думаю, будет интересно. Или нет. Мне точно было.

Я слегка причастен к разработке серии. Она называется «Сломанный миф». Проект продвигает Саша Давыдова, дизайн разработала К. А. Терина, она же рисует обложки. Если вам знакомы эти люди, думаю, вопросов не возникнет. Если незнакомы – познакомьтесь немедленно, они крутые.

«Сломанный миф» - это такое пространство, где мифологические системы искажаются и пожирают сами себя. В каждой книге этот мотив присутствует в том или ином виде. В «Стазисе» я работал с несколькими ценностными и жанровыми системами. С квазихристианской парадигмой, постапокалиптикой, постмодернистским культурным клэшем на русском материале, экспериментировал с поэтикой и всякой другой штукой. Конечно, это антураж, а не сердце истории, но он важен.

Мы все пытались создать универсальные истории. Про них я расскажу позже.

В серии уже вышли два романа прекрасных парней – «Золотая пуля» Юры Некрасова и Шимуна Врочека и «Эль Пунто» Виктора Колюжняка. Сейчас я читаю их параллельно, скоро дочитаю.

Первый - жёсткий гайдар-вестерн про парня и двух детей, идущих к брошенной атомной бомбе посреди высохшего соляного озера.



Второй - мягкий магический реализм про девушку-фотографа, которой приснился город и стал перепахивать жизнь к черту.



А пока что для понимания можно ознакомиться с рецензиями. Ну, если вам вдруг интересно, в компании каких ребят я окажусь, когда Стазис выйдет.

Золотая пуля собрала уже прилично критики и прессы. Ее можно посмотреть в паблике - авторы копируют туда все отзывы. Кстати, Пулю (вместе с Бесконечной шуткой Дэвида Фостера Уоллеса, обе с автографами) можно выиграть на Сюрнонейме - обратите внимание. Заходите поиграть, кстати.

У Эль Пунто отзывов меньше, зато есть отличный видеообзор от Дениса Скорбилина.



P.S. В следующий раз опубликую ещё один отрывок из Стазиса. Он не то, чем кажется.

I Can Ride My Bike With No Handlebars

Умные люди говорят, что все зло происходит от тайн. Так что я постараюсь быть откровенным. Иногда полезно немного исповедаться, правда?

Привет, меня зовут Вадим и я давно тут не появлялся. Вы можете спросить — почему. И я могу ответить.

В какой-то момент мне стало очень страшно.

Я всегда мечтал сделать какое-то большое дело. Так вышло, что увидел свое будущее в буквах. Казалось, что я могу этими буквами сделать какое-то большое дело. Я начал писать. Писал я, конечно, как мудак. Этот мудак обаятельный был, не правда ли? А, ладно.

Но я старался. Много читал и много писал, качал скилл иронии и остраненного зрения, дробил драматургию на фрагменты. Я писал репризы и пьесы, рассказы и миниатюры, точил инструменты для микрохирургии. Мне хотелось вам понравиться. И я вам понравился. Может, не я, а Анеген, но это тоже был я.

Но потом встал в тупик. Не понимал, что надо делать дальше. Большое дело все никак не случалось, оптика менялась, мутнела и билась. Очень скоро я заблудился.

Я уже не мог делать то, что делал раньше, но не умел сделать то, что следовало. Как я поступил в этой ситуации? Я сбежал.

Конечно, это не было поворотом ко второму акту.

--

Я продолжил что-то писать. Меня давили сразу несколько вещей — уязвленное самолюбие, прошлое, ощущение потерянной силы, редкое осознание навыков. Я рассказы писал. Однажды порвал Грелку, где-то напечатался случайно. Это никогда не было целью.

Но как-то раз в 2014 году я написал на конкурс рассказ под названием «Invictus». Это название классического стихотворения Уильяма Хенли. «Непокоренный» - его лирический герой. Тогда я чувствовал себя весьма покоренным, пережил несколько личных драм и вагон другого какого-то говна. Это все неважно.

Важно, что меня заворожил созданный к рассказу сеттинг. Я почувствовал к нему родство и стал писать роман по этому сеттингу.

--

Сеттинг я назвал «Стазис». Это слово наиболее точно описывало мое эмоциональное, личностное и творческое развитие. В мире Стазиса творилось странное — куклы без улыбок, потерянные герои и деконструкция всего, что имело структуру. Я читал много постапокалиптических романов. Мне показалось, что этот жанровый сегмент достоин разрушения, и должен быть разрушен.

Я написал четверть романа и сдался. Писать роман дьявольски тяжело. Я наметил сюжетные точки, эмоциональные арки, эскизы диалогов — и испугался. Это было слишком тяжело.

Я отложил роман. Продолжил писать рассказы и постоянно чувствовал, что занят не тем, но ничего не мог с этим поделать.

--

Спасение пришло в виде дедлайна. Как всегда, неожиданно. В какой-то момент ко мне обратилась старая знакомая. Она запускала серию неформатной фантастики и искала черновики романов. Попросила мой. Он был очень плохой. Мне было стыдно давать его на разбор, но я отдал, потому что идите вы нахуй, вот почему.

--

Оказалось, я написал что-то интересное. Оказалось, оно людям нравится. Оказалось, его надо дописать. И тут я вскрылся.

Самое привычное состояние во время написания романа – паника. Я так боялся, что даже бросал пить, пока писал важные куски. В последний раз бросил на несколько месяцев. Вообразите себе этот уровень отрешенности, это же пиздец полный, так с живыми людьми поступать нельзя никогда, это клиника.

В какой-то момент мне становилось смешно от себя самого. Уставал от напряжения, отпускал ситуацию, позволял себе шутить в воздухе, экспериментировал с диалогами и подачей. Я так же Анегена написал когда-то. Хотел взять ситуацию и разобрать ее на плоскости, карнавализировать, расчленить, заострить и собрать заново. В Анегене я пытался бороться с литературным академизмом, в Стазисе — с чувством внутренней пустоты. Сколько ни точи навык, руки помнят и от себя никуда не денешься.

--

Я впервые столкнулся с такой пугающей, огромной, неподъемной задачей. Целая книга. Большая. Там вышло больше полумиллиона знаков. Мне было страшно.

Если изобразить мою самооценку в виде кривой, то она была настолько дерганой, что могла бы помолоть вам кофе на завтрак.

Я взял ее в руки. Книга скоро выйдет.

Почитайте отрывок. Напишите комментарий, если захочется. Сейчас мне это важно, как никогда. Это мое сокровище. Маленькое, но больше у меня ничего нет.

Вот этот отрывок:

___


Кортеж грузовиков продолжал движение. Они приближались к Владимиру. Позади уже остались Покров и Петушки. Горбач никогда не бывал здесь, но в детстве любил рассматривать старые географические карты и многое помнил. Ему захотелось рассказать ей сказку про эти города, но он ничего не знал о них. Пришлось выдумывать и придуриваться. Лиза сначала смотрела недоверчиво и широко открывала глаза.
— В каком смысле на собаках ездили? — спросила она. — Собаки маленькие же. Если на нее взрослый мужик сядет, собака сломается.
— Правду тебе говорю, все в летописях есть, — сказал Горбач. — Ездили на собаках и сами на четвереньках иногда бегали. Этим Покров по всем землям славился. Собачеград его называли. Однажды воины Покров приехали завоевывать, а там какая штука случилась...
— Кто приехал?
— Очень старый могучий клан воинов, его уже нет больше.
— Как он назывался?
— Назывался он секретно, сейчас этого никто уже не знает. Но я древние книги читал и знаю.
— Ну как же?
— Жопошники.
— Не бывает таких названий, — сказала Лиза. — Над ними смеяться должны были.
— Потому они и были секретные. Жопош — это такой большой топор, они ими дрались люто, прямо всех рубили в фарш. Но никто не понимал, что это грозные воины, потому что они Жопошники. Они очень обижались и от этого еще больше всех убивали. А потом уже название тайное сделали. Устали так жить.
— И зачем им Покров?
— Какой Покров? — удивился Горбач. — А, Покров. Люди и собаки. В общем, приехали они Покров завоевывать. А жители Покрова заранее узнали, что Жопошники идут — им собаки налаяли. Они язык собачий знали, я же говорил?
— Не говорил.
— Вот, говорю. Очень умные были собаки. Налаяли им, что Жопошники идут. А в Покрове правил мудрый князь. Он подумал-подумал и велел каждому взять себе по собаке, чтобы не потеряться, надеть меховушку кверху мехом и встать на четвереньки. Жопошники пришли — что за чудеса? Одни собаки в городе. И вода в колодцах есть, и земля распахана, и вышки стоят, и даже какое-то электричество проведено, и свечи горят в домах.
— И что Жопошники сделали? — спросила Лиза заинтересованно.
— Пришли, натурально, в правительство. Там сидит князь покровский, который всех научил надеть меховушки. Научил, а сам не стал. Ему главный воевода говорит — где все люди? А он говорит — какие люди? Собаками я правлю, разве не видишь? Шли бы вы, ребята, а то сами в собак превратитесь, буду и вами править, — сказал Горбач.
Он вещал, как сказитель — раскатисто и певуче. Менял голос, когда говорил за князя и воеводу. Получалось, наверное, не очень. Горбач сомневался в своем актерском таланте. Но Лизе нравилось. Она перестала смотреть на него как на идиота — видать, поняла, что придуривается. Сидела и слушала, подперев подбородок кулаками.— Они ушли? — спросила Лиза.
— Поломали вокруг все со злости. Но чего делать, не собаками же править, правильно? Да и испугались. Вдруг сами собаками станут.
— Хитрый в Покрове князь.
— Хитрый. Только убил его воевода со злости. Да князь знал, что так и будет. Он всю стражу отпустил и даже меч не поднял. Князь покровский побольше них знал.
— А потом?
— А потом Жопошники превратились в собак, — сказал Горбач серьезно. — Это княжеское собачье проклятие. Они превратились в бурых собак, а местные собаки выгнали их из города. Теперь они бродят по всей Территории, ищут своего воеводу, чтобы все вернул, как было, да не могут найти и от того злятся еще сильнее. Ты знаешь таких собак. У нас в Красноармейске тоже были. Ходят и простить не могут своего воеводу за то, куда он их привел. Кроют его разными словами на собачьем языке, но никто не может перевести, потому что в Покрове никого не осталось. А если кто и знает собачий язык, то молчит.

Пир льда и огня

За месяцы молчания у меня накопились тонны материалов, которыми я потихоньку начну бомбить ваши уютные ленточки уже на этой неделе. А пока расскажу о двух лучших вещах на свете – еде и Игре престолов.

Я говорю о недавно переведенной на русский язык книге «Пир льда и огня». С рецептами разнообразной вкусноты, которой угощаются вымышленные короли, гвардейцы, нищие из Блошиного Конца, карлики, безликие убийцы, лысые евнухи, не говоря уже о братьях и сестрах, погрязших в инцесте, и других замечательных людях.

пир льда и огня лежит на ноутбуке
На старом ноутбуке лежит "Пир льда и огня", сфотографированный в недостойном его качестве. 

Что можно сказать о книге?

Предисловие Мартина заслуживает отдельного внимания. Не буду рассказывать, а то там спойлеры.

Все рецепты заботливо разбиты по регионам. Допустим, Стена предлагает каре ягненка, пирог со свининой, баранину в луково-пивном бульоне и всякую солонину с глинтвейном.  Север склонен к простым сытным блюдам – дикий бык, курица в меду, разнообразные пироги. Юг любит мелкую дичь и рыбу, похлебку из кролика и форель в беконе на гриле. Развратная Королевская гавань, как и положено столице порока, точит сладкое и вкусное – перепелов в масляном соусе, лимонные пирожные, ледяное молоко с медом. Дорн ест долму, нутовую пасту и змей. Регион Узкого моря вообще питается всякой ересью, вроде акрид в меду.

Изначально я думал, что эта книга – больше артефакт, чем прикладное кулинарное пособие. Красивые картинки, величественные блюда из ужей, ежей, голубей и драконов, которые нереально приготовить, можно только любоваться.

Ошибался. Авторы провели довольно серьезную работу по адаптации средневековой кухни к нашему миру пельменей, пиццы и готовых, прости господи, смесей приправ. Для начала они дают кулинарную базу – основные рецепты из реальных средневековых кулинарных канонов. Елисаветинский масляный соус, сладкие и несладкие порошки для заправки, заготовки для теста. База снабжена массой цитат к древним поваренным книгам из темных веков. Исторический экскурс оставляет приятное послевкусие.

Еще авторы рекомендуют замены. Скажем, мясо тура предлагают заменить говядиной, а голубя – уткой. Хотя вот в Москве очень много голубей, при желании можно готовить голубиный пирог каждый день. И наконец, большинство блюд имеют средневековую и современную версию. Вам не понять мой ужас, шок и трепет, когда я узнал, что раньше пирог со свининой считался сладким и готовился с медом и имбирем.

Разумный подход. Но иногда книга срывается в иронию и начинает издеваться, предлагая вам приготовить что-то типа змеи на гриле без каких-либо замен. Невинно делает вид, что так и надо. Да, возьми четырех змеюк. Да, шкурка плохо слазит. Подсолить не забудь. Какая замена? У тебя что, проблемы с этим, парень? У нас нет.

Нравится.

"Дабы сделать пирога парижского, изруби свинины и оленины на части, и положи их в котелок с готовой юхой, и прибавь вина, и увари, покуда не будет готово, далее перелей то в глиняный горшок и положи туда желтков яиц сырых, присыпь инбирю, сахару, соли, и изрезанных фиников, и изюму коринского, и замеси хорошего густого теста, и сделай пирог, и положи все внутрь; испеки хорошо и подавай".

О БЛАГОРОДНОЙ ТРАПЕЗЕ
Английская поваренная книга 16 века


Качество издания доставляет сверх меры. Эту вещь просто приятно держать в руках, она действительно артефакт. Отличная полиграфия, множество картинок, качественная бумага. Дарить ее не стыдно, это факт.

У меня только два вопроса к редактору.

1) В одном из базовых рецептов средневековой кухни фигурирует «Загуститель ру». Хотелось бы понять, это вот что вообще, черт возьми, такое? Адрес сайта? Я даже загуглил это название, думал,  какой-то термин. Ничего не нагуглил. Остался в растерянности.
2) Трайдент? Тулли?! Вы серьезно? Зачем вы заставляете меня плакать?

В целом, книга получилась славная и полезная. По ней реально можно готовить разнообразные атмосферные блюда и атмосферно же их поедать на тематических вечеринках.  Кроме того, она закрывает вопрос «что подарить друзьям» как минимум на год. Потому что фанатов Игры сейчас – каждый второй, а фанат, который не обрадуется такому подарку, явно не понимает в жизни чего-то очень важного.

изчукайте никоя коза

Пока большая часть вас смотрит Олимпиаду (церемония была прекрасна), а меньшая фапает на глючное кольцо, Анеген внезапно публикуется в Болгарии на бумаге. Я прям охуел.

Мне написал болгарский гражданин по имени Бойко Ламбовски. Бойко закончил Литинститут в Москве, отлично владеет русским, ведет колонку в болгарском еженедельнике "Сега", занимается переводами и пишет годные стихи.

В какой-то то момент он прочитал "Анегена" и ему понравилось. Будучи ответственным гражданином, Бойко написал мне и спросил разрешения на перевод и публикацию. Соблазн узнать, как выглядят твои буквы на болгарском, всегда велик, и я согласился. Благодарствую, Бойко Ламбовски.

По-моему, это смешнее оригинала. Даже наплевать, что верхняя картинка из японской игры. Болгарский язык такой охуенный. Вот скан газеты, чтобы вы тоже порадовались. По клику откроется большая картинка.

1

24

я совсем старик
p.s. в феврале будут новые пересказы
p.s. отдельное спасибо тем новоприбывшим уважаемым гражданам, которые увидели во вконтактике недавнюю многотысячнолайковую волну перепостов анегена без авторства, но не поленились таки автора загуглить и выйти на его бложек, вы славные